Женский алкоголизм — объективные реалии?

В последние пять-шесть лет женский алкоголизм стал вплотную «дышать в спину» мужскому. Если двадцать лет назад соотношение женщин и мужчин больных алкогольной зависимостью было в пропорции 1:12; десять лет назад 1:7; то последние два-три года 1:4. Какую тенденцию мы наблюдаем на наркологическом приеме последние пару лет? Появились чисто «женские дни», когда на прием по выводу из запоя, «снять похмелье», «тягу», «закодироваться» или «подшиться» обращаются лица женского пола от восемнадцати до шестидесяти пяти лет. Становится привычным, когда лечащиеся от алкогольной зависимости лица женского пола превалируют над мужским. Что это? Более высокая сознательность, критичность к своей болезни или страх за свое будущее? Первое и второе мы смело можем отбросить, зная влияние алкоголя и его суррогатов на интеллект, сознание человека, а вот третье можем оставить.зависимость у женщинВсе чаще и чаще мы видим пивные, винные, хмельные лица молодых девушек, женщин, пенсионерок. Это становится обыденным и назойливым. Трезвому человеку с трезвым взглядом, особенно после работы или во время отдыха в выходные дни приходится видеть однообразные картины, когда слабая половина человечества в количестве и качестве не меньше мужской, с трепетом и благоволением раскупоривает бутылку, банку пива, лонгера, шейка или вина употребляет алкоголь на глазах прохожих и детей. Часто видишь, как пристойные пенсионерки, прогуливаясь вечерком, пьют прямо с бутылки пивко, как молодые двадцатилетние мамы сидят на лавочках возле детских песочниц c бутылкой пива, как молодые девицы настойчиво убеждают своего парня в супермаркете купить к вину водку, «чтобы хватило». К сожалению — это реальность.

Так причем же здесь страх? Проанализировав причины обращений женского пола за наркологической помощью, приходишь к выводу, что основной мотив идти на лечение от алкогольной зависимости является боязнь, «что нет парня», «кто такую замуж возьмет»; «хочу быть нормальной матерью для своих детей»; «подруга умерла от цирроза печени в 24 года»; «теряю внешний вид, стала непривлекательной» и т.п. Инстинкт самосохранения продолжательницы рода, матери, жены, хранительницы домашнего очага и уюта становится тем спасительным стержнем, который движет прекрасный пол оставаться красивым и желанным, а не пьяным и похмельным. Что обязано насторожить общество, которое спокойно воспринимает женскую алкоголизацию? Это несогласие на дальнейшую женскую деградацию, это непринятие грубой матери, которая воспитывает в своих детях черствость и агрессивность. Неужели мы воспринимаем как должное женскую распущенность, неряшливость, материнское безразличие, которые будут передаваться дочерям и сыновьям, мужу и внукам от женщин-выпивох? Разве можем мы похоронить совесть и мораль, заменив жизнь на инстинкты: пищевой, половой, самосохранения. Неужто это цивилизованное и высокоразвитое общество к которому мы стремимся? Или нам не нужна ласковая, добрая мама, заботливая, любящая жена, цветущая и яркая невеста, рассудительная бабушка, теща или свекровь?

Может чувство страха перед неприглядным будущим выпивох, инстинкт самосохранения помогут нам сделать правильный выбор?

Автор: , опубликовано 10.01.2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *